культура

Pubblicato il dicembre 29th, 2018 | Da Redazione Russia News

0

Русские беженцы и миланские пироги Рождественская быль

Когда начался русский исход, в Милане, втором по величине итальянском городе, православной церкви не было. До революции они возникали там, где селилась русская знать, курортный и творческий люд – финансово-промышленный Милан православного храма не сподобился. Не зря про этот город говорят, что в нем банков больше, чем церквей. Беженцам банки были ни к чему, а вот без церкви оказалось худо. Ее устройство вышло делом непростым – до ближайшего батюшки, во Флоренции, километров триста, а до ближайшего епископа, в Париже, вообще не добраться, без денег, виз и паспортов.

Близилось Светлое Воскресение Христово – уже второе на чужбине. Эмигранты, даже те, кто на родине клеймил попов, скучали по радостным возгласам, колокольным звонам, троекратным лобызаниям. И по крашенным яйцам и пасхам с куличами. К началу 1922 года они уже все между собой перезнакомились и даже учредили землячество, назвав его на западный лад «Колонией» и став тем самым вместо беженцев колонистами, или даже колонизаторами («мы не в изгнании, мы в послании»).

Advertisements

Как полагается, Колония получила свой устав и органы управления. Весной 1922 года на повестке ее собрания главным стал вопрос – как достойно справлять Светлое Воскресение Христово? Без колоколов, батюшки, епископа.. Нужна хотя бы пасхальная трапеза! Нужно общинное разговение, даже для тех, кто не постился. Собрание стало составлять меню. Обсуждение крашенных яиц и скоромных блюд шло гладко. Но куличи… В Колонию записалось две сотни семей, значит нужно двести куличей, не меньше, никто за такой труд не брался. Однако Милан – город не только банков, но и кондитерских. К 1922 году тут в историческом центре их располагалась с сотню. Начались споры о том, какому кондитеру можно доверить столь ответственный заказ. Как полагается, эмигранты разделились на несколько партий и течений, у каждой семьи оказалась своя любимая кондитерская. Верх взяли соображения престижа: великому празднику нужен великий кондитер. Анджело Мотта! Только он! Предприимчивый ветеран Великой войны, восходящая звезда итальянского десерта. Его традиционный рождественский пирог – панеттоне – пышный, всегда свежий, благодаря хитрости, подмешанным пивным дрожжам, быстро завоевал миланские желудки.

Договориться с Моттой поручили казначею Колонии, Александру Павловичу Рыжову. 33-летний харьковчанин, бывший капитан артиллерии, своя небольшая торговля в Милане, не голодает и известен честностью – других в казначеи нельзя.

Александр Павлович не знал, отправляясь накануне Русской Пасхи в кондитерскую Анджело Мотты, что спустя век об этом его визите будут рассказывать по итальянскому национальному телевидению. Собственно и о телевидении он не догадывался.

Эмигрант не стал рассказывать о символике русского кулича миланскому кондитеру, отпавшему по вине предков, от Вселенского Православия и ошибочно сместившему, вместе с единоверцами, главный христианский праздник с Воскресения Христова на Его Рождество. Не стал тратить время на сведения о прообразах кулича – освященном в алтаре артосе. Он просто принес желательный рецепт кулича и нарисовал желательную его форму – конечно, же с высоким полукуполом, какой часто бывает у русских церквей, особенно екатерининской эпохи. Анджело Мотта  формой заинтересовался, но промолчал… Прошло несколько месяцев и на новое Рождество 1923 года, когда миланцы пришли за традиционными панеттоне, они с приятным удивлением увидели новшество: вместо скучного плоского верха – праздничный купол. Так появился знаменитый «высокий» панеттоне. Плоские соперники Мотты отошли на обочину кондитерского бизнеса. Motta и panettone alto стали синонимами: даже семейный склеп основатель династии попросил сделать в форме своего фирменного пирога.

Теперь все итальянские ТВ и радио, вещающие о «высоком» панеттоне, упоминают русского эмигранта Rijoff. Трудную эту фамилию они произносят по-разному – Рижофф, Рийофф, Риёфф. Но это, конечно, Рыжов – ее правильно произносит внук казначея Русской колонии, миланец Stefano Rijoff, рассказавший нам в подробностях эту быль.

Михаил Талалай, Милан

CLICCA MI PIACE:

Tags: , , , , , , , , , ,


Autore Articolo



Lascia un commento

Il tuo indirizzo email non sarà pubblicato. I campi obbligatori sono contrassegnati *

Torna in Alto ↑
  • Translator







  • Russia News TV

  • Russia News Magazine





  • Выбранный для вас!